СВ
Сосновский вестник
интернет-версия
общественно-политической
газеты
Сосновского района
БУДЕМ ВМЕСТЕ!
ПОЛЕЗНАЯ ГАЗЕТА
ЛЮБИМЫЙ ЧИТАТЕЛЬ
РОДНОЙ РАЙОН
Главная страница      Опросы Фотогалерея Гостевая книга Реклама на страницах "СВ" Подписка Редакция

Публикации


Экономика

Сельские вести

Мы - сосновчане

Культура и спорт

Благоустройство

На пути к вере

Сосновый край

Местное время

Социальный аспект

82 года районной газете

Образование

Литературная страница

72 года Великой Победы

Пульс губернии

Экология

Реклама на страницах "СВ"


описание раздела Новости (публикации)

Дата публикации: 03.03.17 02:58 | Литературная страница

Иван Меньшов: "Байки у костра"

Иван Меньшов: "Байки у костра"

С горечью дыма

      Я провалился в сон. В голове представлялась картина охоты на волков, только что услышанная мной от нашего собеседника. На ум шли одна за другой картинки крупного свирепого хищника, вцепившегося мертвой хваткой в металлический ствол ружья. Я не мог себе этого представить: как так, остаться один на один с матерым хищником? От ужаса бегали мурашки по коже. Тем временем взрослые подбросили дров в костер. И всю поляну постепенно заволокло густым белым дымом. Воздух стал тяжелым и влажным с горечью дыма.

 Так бывает часто: по ночам возле реки или озера, в тихую, ясную погоду воздух мало проветривается и все испарение от нагретой за день водной поверхности начинает скапливаться в понижениях рельефа, образуя небольшие участки с повышенной влажностью. К утру они превращаются в туман, струящийся по поверхности водоема в сторону того берега, где раньше появляется солнце. Наблюдая за таким утренним туманом на озере, может даже показаться, что  вода течет в этот момент, как будто в  реке.  

Огонь  медленно взбирался по поленьям, набирая силу, и вскоре языки пламени снова стали рваться в вышину, стремясь оторваться от костра, свет которого вновь озарил нашу поляну. Тени от деревьев и кустов заиграли по стене леса. От треска поленьев я снова проснулся и начал прислушиваться к рассказам дяди Вани.

Однажды, в начале зимы…

Следующая история, рассказанная им в ту ночь, тоже запомнилась мне и даже показалась очень правдоподобной. Но было так  на самом деле или нет, сейчас, конечно, не проверишь.

Свой рассказ он начал, как всегда, не спеша, стараясь вспомнить все до мельчайших подробностей, чтобы собеседник мог полностью окунуться в его историю и представить все происходящее. Меня в тот момент распирало от нетерпения узнать все и сразу, и я был вынужден ловить каждое его слово, забегая при этом вперед только  в фантазиях.

«Однажды, в начале зимы, я, как обычно ловил рыбу, перекрыв русло Сережи крыленами*. Делал я это в местах, где глубина реки небольшая, течение быстрое, а лед более тонкий. Крылены зимой ставить меня еще мой дед учил»,- как бы похваляясь, говорил дядя Ваня. «Дело это не хитрое, но без сноровки провалиться под лед ничего не стоит. Поэтому в одиночку этим заниматься может только опытный рыбак»,-  подытожил он. «Тебе не доводилось этим заниматься?»  - спросил он моего отца.

«Нет, не приходилось, видел как-то несколько раз, как отец со старшим братом ставили, но сам не принимал участия, маленький был ещё»,- ответил тот.

«Так вот…»,- продолжал дядя Ваня.  Дело это требует сноровки, но я уже давно научился справляться с ним в одиночку. Все отработано мной до мелочей, места присматриваю еще с лета, бывает, и колья забиваю - подготавливаюсь. А зимой главное подойти аккуратно к месту, проломать лед в нескольких местах, протянуть веревку подо льдом и расправить  крылены одну за другой. Подходить стараюсь, не снимая лыжи, чтобы не провалиться ненароком под лед. Но признаюсь, что бывало и такое: на улице мороз за -20 градусов, а ты по грудь в полынью провалишься. Всяко бывало.  Но Бог миловал, и жив, как видишь, до сих пор».

Со словами о Боге он перекрестился, потом плюнул через плечо три раза и постучал по бревну, на котором сидел. По-видимому, чтобы не сглазить.

В тот момент такое сочетание религии и суеверия мне не представлялось чем-то необычным. У нас так многие деревенские мальчишки делали. Только сейчас мне стало очевидно, что этот жест был проявлением его по-детски искренней веры в Бога и все высшые силы, которые оберегают его, когда он остается наедине с природой. 

 На лице дяди Вани появилась легкая улыбка, и он продолжил: «У нас тут, конечно же, не Аляска. Читал Джека Лондона? Помнишь, когда один человек, намочив ноги, не смог развести огонь и замерз?» Мой отец утвердительно кивнул.

Надо сказать, что рассказы Д. Лондона я тоже начал читать, как только пошел в школу, а у моего отца это был любимый автор.

Костер на берегу

«А вот я, прежде чем заходить зимой на лед,  всегда развожу костер на берегу» -  продолжил дядя Ваня. Этому меня еще мой дед учил. Я и в тот день сначала развел костер неподалеку на бугорке, а затем отправился расставлять снасти. Надо сказать, что все в тот раз прошло гладко, и, быстро поставив крылены,  я отправился в свою зимницу**.  Всю ночь мне не спалось, хотелось побыстрее дождаться рассвета и  проверить снасти. Погода стояла отличная, и я ожидал большого улова.

Кабан в полынье

Едва начало светать, как я уже напился чая и отправился скорее к реке. Утро было морозным и тихим. Снег под лыжами похрустывал, разнося эти звуки на большое расстояние. Старался идти очень тихо, привычка у меня такая, любовался стайкой снегирей, копошившихся в зарослях шиповника. Но вдруг я  встал как вкопанный, не сразу сообразив, что происходит. На льду, возле моих крылен, толпилось стадо кабанов. Они заметили меня еще раньше, чем я их, но даже не думали убегать. Кабаны были сильно возбуждены и очень странно суетились на льду. Это не было похоже на дневку. Да и где это видано, чтобы кабаны становились на дневку на льду посредине реки.  Я медленно отошел и  спрятался за деревьями. Но чувство опасности стало проходить и меня  одолело любопытство. Я снова стал потихоньку выглядывать из-за крутого берега, чтобы понять причину столь необычного поведения стада. Вскоре я увидел, что посередине группы самых взрослых кабанов лед на небольшом участке провалился и образовалась полынья. Но не водички же попить они сюда собрались, подумал я  про себя, продолжая наблюдать за кабанами. И вскоре  понял, что происходит.

Один из кабанов провалился под лед, периодически из воды показывалась небольшая морда  зверя, вероятно, сеголетка, которая издавала едва слышные звуки, совсем не похожие на кабана. Должно быть, когда стадо переходило реку по льду,  молодой поросенок сошел с тропы и провалился под лед как раз в том месте, где я вчера делал прорубь и ставил крылены. В этот момент меня одолело чувство вины, как будто это по моей вине один из кабанов провалился под лед.  Но помочь им было уже невозможно, у меня с собой даже ружья не было, чтобы прогнать стадо  со льда. А выбегать на них с какой-нибудь палкой и пытаться напугать - было бы самоубийством, в таком состоянии взрослый кабан очень опасен. Поэтому я решил вернуться в зимницу и подождать еще одну ночь, чтобы узнать, чем закончится эта история, и проверить крылены, пока они окончательно не вмерзли в лед.

Эта ночь, казалось, никогда   не кончится. Я уже не помню, сколько раз  выходил на улицу из зимницы в ожидании того, что небо на востоке начнет  менять свой окрас с почти черного на ярко-красный. Но каждый раз на меня смотрела лишь одинокая луна над вершинами сосен и россыпь мерцающих звезд. До рассвета было далеко. А мороз все крепчал, и я, в очередной раз взяв охапку дров, уходил в зимницу топить печку-буржуйку. Из головы не выходил тот поросенок, случайно провалившийся под лед.   

Может, он все-таки смог выбраться, ведь его семья была с ним рядом, могли они его каким-нибудь образом вытолкать на лед? Полынья ведь была неширокая. Думаю, что утром всё станет ясно. С этой мыслью, пригревшись возле печки, я ненадолго заснул. А проснулся от того, что    утреннее красное солнце осветило мое нехитрое жилище через крошечное окошечко, покрытое толстым слоем инея, и поэтому едва пропускавшее свет. Я быстро собрался и направился к реке. Подходя ближе, старался передвигаться все медленнее, чтобы не шуметь. Но это было просто невозможно. Скрип снега разлетался по морозному воздуху, как мне казалось, на сотни метров. Поэтому я периодически останавливался и прислушивался. Встречаться снова со стадом кабанов у меня не было никакого желания. Но каждый раз, как я останавливался, все было тихо, лишь кое-где чуть слышно щебетали синицы.

Вот показалось место вчерашней стоянки кабанов. Их там точно не было. Снег вокруг был сильно утоптан, а метрах в ста от этого места на берегу Сережи, недалеко от векового дуба,  в зарослях липняка, шиповника и смородины  я обнаружил место их кормежки и ночного отдыха. Ушли они  на рассвете. Но пока было неясно, выбрался тот сеголеток из полыньи или все-таки утонул. Полынья уже была скована свежим льдом, и никаких следов больше не было видно.

Неожиданный улов

Немного успокоившись, я принялся за снасти, нужно было снова прорубать лед вдоль крылен, чтобы наконец-то проверить свой улов, а он обещал быть хорошим. Уж больно место это мне нравится, никогда без рыбы не уходил оттуда. Проверив первую крылену, я начисто забыл про всех кабанов, т.к. в ней попались две щуки килограмма по полтора-два и несколько десятков окуней и плотвы. Вторая крылена тоже не была пустой, и меня полностью затянул азарт рыбалки.  Я уже начал думать, куда девать буду всю рыбу. Но с третьей крыленой что-то пошло не так. Она никак не хотела выходить из-подо льда. Я несколько раз подрубал лед все шире и шире, но что-то по-прежнему мешало. Я вырубил на берегу небольшую жердь с торчащим вверх толстым сучком, так, чтобы получилось похоже на багор. Я уже не боялся изорвать снасти, лишь бы достать их. Зацепившись снизу, я потянул на себя, но, когда крылена стала выходить на лед, я не поверил своим глазам. В ней был  кабан-сеголеток, вчера провалившийся под лед.

Да, такого улова у меня не бывало за всю жизнь ни разу!» – громко сказал дядя Ваня. И на его лице снова появилась легкая улыбка.

«Я вытащил кабана на берег и зарыл его в снегу, накрыв сверху толстым слоем елового лапника, а поверх еще слоем снега. Не хотелось мне, чтобы труп кабана нашли волки, которые частенько бегают за стадом кабанов в надежде поживиться. Подкармливать волков посреди зимы возле своей зимницы было очень опасно. У такой туши они могли долго находиться, а рыбачить по соседству с волками мне не хотелось».

«А почему сам не разделал кабана? Тебе бы на всю зиму мяса хватило, и рыбачить не надо», - спросил отец дядю Ваню.

«Так-то  оно так, но поначалу мне так жалко было этого кабана, и какое-то даже чувство вины появилось, как перед человеком. Ведь когда ты его из ружья застрелишь, тогда да – это твоя добыча. А тут как-то неправильно получается. Зверь сам утонул, поэтому лучше его схоронить».

«Наверно, ты прав», - поддержал его отец. «Я бы тоже не смог воспользоваться такой добычей».

Мудрый урок

  Взрослые замолчали. Небо стало проясняться. Начиналось утро.

   За всю ночь я проспал не больше часа. Но спать совершенно не хотелось. Я побежал к речке умываться, оглядываясь по сторонам. После ночных рассказов было немного жутковато. Но вместе с тем меня наполняло какое-то внутреннее спокойствие.  Возле меня были два человека, знающих об окружающем мире если не все, то уж точно намного больше, чем я. И я им полностью доверял. За эту ночь дядя Ваня стал мне как родной. Может быть, я ассоциировал его со своим дедушкой, с которым мне не довелось побывать вот так возле ночного костра и перенять его мудрое отношение к природе. Конечно, смысл всего сказанного тогда, я начал понимать, только сам став отцом. А смысл я вижу в том, что люди должны  осознать, что они только часть природы и относиться  к ней надо с любовью,  забирать ровно столько, сколько нужно, не пытаясь разжиться на чужой беде.  И надо уметь постоять за себя и свою семью так же, как это делают дикие звери.

   Иван Меньшов

*Крылена, она же мерёда, мерёжа, морда, вентерь, верша, кубырь, куток  - рыболовная снасть - ловушка.

Представляет собой цилиндрическую сетку, расправленную на деревянных или железных обручах. От входного обруча расходятся в стороны два направляющих крыла из сетки, которые крепятся к кольям, таким образом можно перегородить реку или старицу.

** Зимница - небольшая теплая изба или землянка, в которой живут в основном зимой. Используется для ночевки охотников, рыбаков, лесорубов и др.


Кол-во просмотров (831)Добавить в закладки

пнвтсрчтптсбвс
01020304050607
08091011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
    
2019 Апрель



Гидрометцентр России


  Архив публикаций  
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010