СВ
Сосновский вестник
интернет-версия
общественно-политической
газеты
Сосновского района
БУДЕМ ВМЕСТЕ!
ПОЛЕЗНАЯ ГАЗЕТА
ЛЮБИМЫЙ ЧИТАТЕЛЬ
РОДНОЙ РАЙОН
Главная страница      Опросы Фотогалерея Гостевая книга Реклама на страницах "СВ" Подписка Редакция

Публикации


Экономика

Сельские вести

Мы - сосновчане

Культура и спорт

Благоустройство

На пути к вере

Сосновый край

Местное время

Социальный аспект

82 года районной газете

Образование

Литературная страница

72 года Великой Победы

Пульс губернии

Экология

Реклама на страницах "СВ"


описание раздела Новости (публикации)

Дата публикации: 19.12.16 11:08 | Мы - сосновчане

Любовь и вера сквозь года

Любовь и вера сквозь года

Ох  и длинная улица Центральная в Селитьбе. Даже на машине не скоро проедешь её из конца в конец. Дом Гусевых почти в начале, ярко-голубой, просторный, добротный. Не новый, конечно, супругам уже за 80, а ставили его в молодую пору.

Раскулачили семью

- Дому уже 65 годков, строили его рядом с отцовским. Здесь стоял и магазин моего отца Михаила Петровича. В 33-м  раскулачили его, все добро отобрали. Лошадь, корову, овец в колхоз увели. Как пострадавшему от политических репрессий мне теперь выплачивают тысячу рублей в год, - рассказывает Иван Михайлович.

  В семье Гусевых выросло пятеро детей. Старшие братья Анатолий и Алексей погибли на фронте в Великую Отечественную. Две красные звездочки на доме Ивана Михайловича не дают об этом забыть. Третий брат, Григорий,  пришел с войны без ноги.

С 12 лет в колхозе

   Иван только три года отучился в местной школе-семилетке, а потом началась война и парнишке пришлось идти работать. С 12 лет в колхозе имени «Семи коммунаров»  выполнял все сельскохозяйственные работы.

- Работали на быках да коровах. Снопы с поля возили. Поставят меня на телегу снопы укладывать, подают сноп, а он выше меня. Конные молотилки у нас были. Две лошади ходят по кругу, вал крутят. Сноп растаскивают и суют под зубцы, зерно обмолачивается. А 18 исполнилось – отправили меня на лесозаготовки за Венец. А куда денешься? Закон тогда был: не поедешь – судить будут. Мы с парнями вчетвером пошли пешком, всю зиму трудились, задание свое выполняли -  пилой-поперечкой валили дерева. Бесплатно, конечно,  работали, разве что кормили нас. В марте домой вернулись, а в апреле нас на торфоразработки  послали, на все лето. Оттуда пришли – от «Металлиста» в лес отправили, по неделе там жили, до темна работали, в субботу после обеда домой уходили. Восемь месяцев отработали. Пришел как-то из леса – а мне повестка в армию, завтра отправление. Четыре года служил в Белоруссии, в Гомеле, охраняли склады с пушками, боеприпасами, сутки в карауле, сутки в казарме, - вспоминает Иван Михайлович трудную свою молодость.

600 тонн живицы в год

    Вернулся из армии в родное село, и началась его лесная жизнь. Больше сорока лет трудился на Селитьбенском участке Мухтоловского химлесхоза. Сначала рабочим, а лет через десять, подучив на курсах в Архангельской области, поставили его мастером. Еще через десятилетку – новая должность.

-   Начальник Михаил Степанович Наумов назначил меня техноруком, а потом своим заместителем. У нас работало много народа, по  250 человек, в основном здешние.  Мы занимались   добычей живицы, сосновой  смолы. Хак – специальный инструмент -  насаживали на высокую палку и на стволе надрезали тонкие бороздки. Чтобы дерево не сохло, оставляли неповрежденные участки - питательные ремни. Живица стекала по пленочной воронке в пластмассовые приемники. Рабочие собирали её в ведро и  складывали в двухсотлитровые железные и  деревянные бочки. Потом ценное сырье отправляли машинами в Горький на завод, где смолу перерабатывали в канифоль и скипидар, используемые в оборонной промышленности и при изготовлении бытовых товаров. По 600 тонн в год отправляли, а собирали с мая по сентябрь. Своих работников часто не хватало. На добыче смолы вахтовым методом трудились рабочие из Молдавии, Украины, Белоруссии, Чувашии. Жили они в специальных домиках четыре на четыре метра, лесхоз снабжал их продуктами со своего подсобного хозяйства. Кроме Сосновского района, мы собирали смолу в лесах Богородского,  Арзамасского, Дальнеконстантиновского районов, - о любимой работе Иван Михайлович рассказывает с удовольствием.

   Сейчас в нашей стране ценнейшее сырье – живицу – почти не добывают, промышленность работает на некачественном и дорогом импортном сырье. В целом по России её производят не более одной тысячи тонн в год. История промысла, тесно переплетенная с историей  страны и человеческими судьбами, практически закончилась. Развал химлесхозов пришелся на 90-2000-е годы.  И.М. Гусев к тому времени вышел на пенсию, но сильно  переживал за дело всей жизни.

   По словам Ивана Михайловича, кроме сбора живицы,  работники лесхоза рубили лес на пиломатериал,  по 16 тысяч кубометров в год. На двух своих пилорамах пилили  доски разной длины, мастерили ящики, отправляли по заводам и совхозам  нашего и  соседних районов. Предприятие было мощное, на нем работало множество мастеров, две бригады лесозаготовителей, полтора десятка единиц техники. За многие годы И.М. Гусев стал специалистом, настоящим профессионалом, не раз выходил победителем в соревнованиях, как передовик был награжден  медалью за труд, поощрялся грамотами и поездками на курорты и в санатории.

Своя пасека

   Выйдя на пенсию, Иван Михайлович занялся пчелами, больше двух десятилетий держал по 16-18 семей. Хлопот с ними немало, но полюбилось ему это занятие, по душе пришлись неутомимые пчелки-труженицы, что день-деньской летают, носят нектар.

- В апреле цветет одуванчик, сбор с него идет на выращивание потомства. На зиму пчелки запас делают  в июне-июле, здесь хороший медосбор с липы и кипрея, - пчеловод со стажем рассказывает о своем увлечении живо и интересно. Даже укусы трудолюбивых насекомых казались ему не болезненными, а приятными. Что примечательно,  своих пчел он держал в лесу круглый год. Сначала возил туда-сюда весной и осенью, а потом стал оставлять на зиму, лишь утепляя ульи, укутывая их снегом. Охотникам до чужого добра клал на видном месте поллитровую баночку лакомства и записку примерно такого содержания: «Мед бери, а пчел не трогай».

62 года рука об руку

   С супругой Анной Александровной  они вместе уже 62-й год. В  её семье тоже было пятеро детей,  отец Александр Степанович Егоров воевал, дошел до Чехословакии, с победой вернулся в родное село. Анна  войну подростком встретила, в лесхозе работала. Вместо зарплаты работницам выделяли луга,  где можно было косить для своей скотины: кочки  да  неудобицы.

  - Женщин на помощь соберем и скосим траву. А потом двухколесную тачку сеном набьем и тащим к дому. Корову держали, а все равно голодно жили -   большие налоги государству мясом, маслом платили, самим не хватало. И после войны хорошей жизни долго не было, - вспоминает Анна Александровна.

   Она работала в лесхозе, растила сына и дочь, заботилась о муже, доме, огороде, многочисленных животных… Себя не жалела и не жаловалась, ко всему привычная. Делала все, чтобы её близкие нужды не знали.

  - Всяко жили, но голодной наша семья не была. Продукты свои, мясо всегда на столе. Чистоту я очень люблю,  чтобы занавески белоснежные, гоже в доме было. И сейчас стараюсь все полегоньку делать, и суп, и кашу сварю. Пока гамазимся, живем, - несмотря на неважное здоровье,  Анна Александровна не потеряла с годами природного оптимизма и стойкости. И незнакомое слово в её речи мне совершенно понятно: пока человек движется, трудится, заботится о других, Бог дает ему силы.

   Отопление у них газовое, с дровами не возятся. По хозяйству супругам помогает соцработник Елена Вершинина. В магазин сбегает, за лекарствами, вкусной воды из родника наносит – старики довольны своей помощницей. Частая гостья у мамы с папой заботливая дочь Екатерина, самый близкий им человек, она живет в Богородске. А как радуются бабушка с дедушкой успехам своих внучек Лидии и Анны, как счастливы,  когда те приезжают их навестить, привозят правнуков Леру, Вику и маленького Егора! О них, самых дорогих и любимых, ветераны готовы рассказывать бесконечно. Фотографии родных у Гусевых хранятся за стеклом буфета, развешаны в рамках  по стенам. Вот улыбаются их внучки - невесты, а тут вся семья вместе. А на этом портрете они вдвоем -  совсем молодые, серьезные, не по-деревенски модные. У многих ли из нас даже при сегодняшнем развитии техники есть такой качественный семейный портрет, где муж с женой рядышком,  плечом к плечу?

- Да нет, вместе мы не фотографировались,-  смеется  хозяйка. - Это фотограф по домам ходил, взял две наши отдельные  фотографии и соединил, мужу «галтус» нарисовал, может, ещё что пририсовал, фотографы на это мастера.

Не потеряли веру

  Семья Гусевых никогда не оставалась в стороне от проблем своего села. Какое бы дело по благоустройству ни затеял глава МСУ Г. К. Карлинов, ветераны всегда поддержат, обязательно помогут материально. Вот и восстановление православного Троицкого храма они считают делом важным и всенародным,  и искренне радуются его новому облику. Недавно оштукатуренный и выкрашенный в нежно-зеленый цвет,  прекрасный храм виден, кажется, из любой точки села. В середине прошлого века Анна Александровна и Иван Михайлович обвенчались в Ворсме на дому, пройдя около тридцати километров по снежным сугробам. Современным молодоженам не приходится совершать подобных подвигов, однако  в таком большом селе, как Селитьба, просто  необходима своя церковь: обвенчаться, ребенка окрестить, помолиться за родных. Как ни тяжело, со скрипом происходит процесс восстановления, в сердцах жителей вновь поселилась  надежда: храм восстановим – село будет жить.

  Смотрю на эту пару и понимаю: как же им повезло, что на девятом десятке они не потеряли веру,  не утратили интереса к жизни. Но главное – они вместе: и в горести,  и в радости.

Елена Пискунова

 Фото Анны Вязниковой

 


Кол-во просмотров (1185)Добавить в закладки

пнвтсрчтптсбвс
   01020304
05060708091011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
    
2019 Август



Гидрометцентр России


  Архив публикаций  
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010