СВ
Сосновский вестник
интернет-версия
общественно-политической
газеты
Сосновского района
БУДЕМ ВМЕСТЕ!
ПОЛЕЗНАЯ ГАЗЕТА
ЛЮБИМЫЙ ЧИТАТЕЛЬ
РОДНОЙ РАЙОН
Главная страница      Опросы Фотогалерея Гостевая книга Реклама на страницах "СВ" Подписка Редакция

Публикации


Экономика

Сельские вести

Мы - сосновчане

Культура и спорт

Благоустройство

На пути к вере

Сосновый край

Местное время

Социальный аспект

82 года районной газете

Образование

Литературная страница

72 года Великой Победы

Пульс губернии

Экология

Реклама на страницах "СВ"


описание раздела Новости (публикации)

Дата публикации: 04.09.13 01:43 | Сосновый край

Сосновская земля в 16 веке

Сосновская земля в 16 веке

 

 В книге доцента Арзамасского педагогического института Б.П. Голованова «Очерки истории Арзамаса» (Волго - Вятское книжное издательство, 1981 год) говорится: «... Известно, что огромная территория между Окой, Сурой и Волгой с незапамятных времен была населена эрзянским населением мордовской народности. Во времена монголо - татарского владычества эрзяне были непосредственно включены в состав «Золотой Орды», а в XIV веке оказались под игом Казанского ханства...».                                                                                               

Но главным доказательством заселения нашего края мордвой является топонимика.  Мордовские топонимические  форманты часто встречаются в географических названиях нашей местности. Их  топонимы распространены на территории Сосновского   и соседних с ним районов, как правило, связаны с окружающей природой, с реками, озерами, оврагами.  Ученые считают, что при сплошном распространении таких названий  можно утверждать: на этой территории обитала мордва, хотя бы никаких иных свидетельств не было.                                                                                                                                                 

На территории нашего и соседних районов встречаются различные географические названия мордовского происхождения с формантом-лей, что означает     "овраг, источник, родник"                                                                                                                                     Например: д.Вилейка, речки Камышлейка, Ишлей.                                                                          В названии  деревни Вилейка  первая часть названия Вилейки,  возможно,  произошла от «-веле», что в переводе означает  «населенное место, поселение». Таким образом, название деревни можно перевести как «населенное место у источника, родника».  Камышлейка – это река, поросшая камышом.     Речка Канерьга  можно перевести как «река, вытекающая из озера», озеро  Киркидеево, означает "озеро с зимницей на берегу" Речка Вежать -   просто  «вода». Ручей Вожепель – приток реки Чары – явно мордовского происхождения. Он  переводится как «вода, влага», «-пеле»  по-мордовски  - «сторона». В целом получается  «Вежепель»  - это «влажная сторона».

 Мордовское происхождение имеют в своих.                                                                                         названиях и реки Кишма и  Кудьма.                                                                                                                                                                                                                                                       Недалеко от Сосновского протекает  речка Шилекша, а  30 километров южнее в Ардатовском районе есть речка Шилокша .  Эти названия родственны.  Л.Трубе объясняет, что название  реки Шилокша  финно-угорского происхождения и означает «кипеть».  От  мордовских имен собственных произошли названия  названия селений Макасово и Сурулово.                                                                

На территории нашего края можно встретить как финно-угорские, так и от-этнонимические названия: д. Мордовское на границе Павловского и Сосновского  районов, речка Ирзяк на границе Сосновского и Арзамасского районов (от обитавшей в данной местности мордовской народности эрзя). Сами эти названия дают информацию об обитании мордвы на территории нашего района. Но,     отэтнонимические названия чаще  возникают  в местах контактов народностей  друг с другом. Можно предположить, что эти  названия возникли позднее, когда русское население стало проникать на территорию нашего края.          

Граница Российского государства.

В течение первой половины XVI в. казанские, ногайские и крымские татары часто совершали набеги на территорию Московского государства. Они грабили и опустошали окрестности Н.Новгорода, Мурома, эрзянские земли. В 30-х годах правительство Елены Глинской вынуждено было спешно укреплять юго-восточную границу. Строились небольшие деревянные крепости, в лесах рубились засеки, вместо старых крепостей возводились новые. 

Б.П. Голованов в своей книге «Очерки истории Арзамаса» высказывает мысль, что «возможно в 30-е годы шло укрепление и Арзамасского мордовского городища на р. Тёше». В работе И.А. Кирьянова «Исчезнувший город» (газета «Горьковская правда» за 7.01.1987г.) говорится, что в районе сел Большое Мартово (Павловский район) Пурки, Верхополье (Вачского р-на), д. Золино (Сосновский р-он) находилась крепость «Стародуб Воцкий» прослеженный до 1536г. Из этой крепости организовывалась пограничная служба по р. Серёже». Автор утверждает,  что река Серёжа являлась пограничной рекой государства, как, например,   Пьяна и    Тёша.

В книге И.А. Кирьянова «Старинные крепости Нижегородского Поволжья» (Волго-Вятское  книжное издательство. 1961 г.) говорится:  «Население  южной части современного Сосновского района   и поныне показывает древнюю военную дорогу с остатками дубовых гатей  через болото, шедшую вдоль правого берега реки Серёжи и называемую Грошак или «Грошатка». О Грошатке до сих пор существуют легенды среди местного населения, которые подтверждают, что это была  военная дорога. В этой же книге Игорь Александрович пишет: «Здесь же, в Виткулове (по рассказам старожилов), были военные посты, которые извещали население о появлении противника, зажигая установленные на шестах копны соломы».

 В письме Н.В.Гусевой от 8.01.1988 г. И.А. Кирьянов пишет, что нашлись документальные доказательства, подтверждающие существование  Грошатки. « 9 декабря 1720 года был отдан приказ   о посылке геодезистов в губернии для составления ландкарт (географических карт). В нашу губернию были направлены геодезисты Степан Орликов и Иван Шехонский. Они составили карты Нижегородского края. Особого внимания по нашему вопросу заслуживает карта Арзамасского уезда. На ней показана в междуречье Пьяны и Серёжи зигзагообразная линия с надписью «Вал земляной». Тут и шла граница от Пьяны к Серёже. На той же карте в междуречье Тёши и Серёжи показана обширная, особо обведённая территория. На ней есть подпись: «Дворцовой волости Арзамасского уезда заповедный мачтовый сосновый годный лес». Название «заповедный» явно отражает былую принадлежность этого леса к государственной границе страны вдоль Серёжи, где делались «засеки». Вдоль этой границы и шёл Грошак или Грошатка- древняя военная дорога со следами дубовых гатей через болота. А вот ходить но ней пока ещё никто из краеведов не ходил…" 

С границей страны было связано существование крепости в Павлове: граница близка- до Лесунова -50 км. Название деревни Глядково, находящейся на одной из самых высоких точек района, произошло от слова "глядеть", т.е "наблюдать" – вероятно, было местом сторожевого пункта, как и деревня Застава в Вачском районе. Все эти сведения говорят о том, что граница Российского государства проходила по нашему краю вдоль Серёжи, Пьяны, Тёши и долгое время она оставалась заградительной линией при нападении крымских и ногайских татар. Доказательством этому  является  вещественный исторический источник - каменное пушечное  ядро, относящееся к 16 веку, найденное в овраге на окраине с. Николаевка Левановым Д. А., которое хранится в краеведческом музее Рожковской средней школы.  Оно подтверждает, что в 16 веке  наши леса были местами былых сражений с врагами.    

Предпосылки заселения территории современного Сосновского района.

 Появление русских селений к югу-востоку от правобережья Оки, по-видимому, началось в конце века XIV -  начале XV века и активизировалось во время похода Ивана Грозного на Казань (1552г.). Исходной базой похода царя на Казань был город Муром. Основные силы войска во главе с царём шли через южные районы Нижегородского края вдоль Тёши, Пьяны и Алатыря.

Путь, по которому шла рать Ивана Грозного, проходил всего в 30-40 километрах от реки Серёжи. Разгром Казани, ликвидация Казанского ханства, а затем и захват Астрахани привели и овладению Волгой и волжским речным путём. Но относительная стабилизация русского государства не исключала опасности нападений на него с юга и востока, со стороны Крымского ханства и Ногайской орды. Система оборонительных сооружений, созданная Иваном IV, поддерживалась и расширялась. Большое значение играла крепость Арзамас, занимавшая важное стратегическое положение к югу от Москвы в русско-мордовской земле. Арзамас в 16 веке, снабжённый «огненным боем» и с крупным, хорошо обученным гарнизоном (200 человек), являлся  опорным пунктом для всего юго-востока Руси.  Я не ошибусь, если скажу, что главным опорным пунктом, способствовавшим заселению территории   современного Сосновского района,   явилась   крепость   Павлов   Острог.  

В книге Н.К. Миронова « Павловский металлообрабатывающий район». (Волго-Вятское книжное издательство 1982 года) говорится следующее:

« Свою историю Павлово ведет от небольшого сторожевого укрепления, основанного на правом высоком берегу Оки на важных водном и сухопутном торговых путях из Москвы в Нижний Новгород. ... Для охраны водных путей и сухопутных трактов Иван Грозный строил крепости-«остроги» в местах, более удобных для обороны. Таким острогом, представлявшим деревянную крепость с земляным валом с наружной стороны, и был Павлов Острог.

Гарнизон крепости состоял из 45 стрельцов и пушкарей, а также отряда выездных стрельцов (пограничников).

Во второй половине 16 века на вновь осваиваемые земли Поволжья, включая низовья Оки, хлынул мощный поток переселенцев, главным образом, из центральных северо-западных областей. Сюда шли свободные крестьяне, которых привлекали незанятые земли и обширные леса. Основной причиной заселения   территории нашего края является экстенсивное земледелие, которое предполагает включение в оборот новых земельных угодий. Многие  переселенцы оседали в самом Павлове, другие  продвигались в юго-восточном направлении, отвоёвывая у лесов всё новые и новые земельные участки. К этому времени и относится зарождение многих селений Павловского и северной части Сосновского районов.                Административное деление Сосновской округи. Первые селения.

В  XVII-XVIII вв. Нижегородский уезд делился на 3 стана:

Березопольский, Стрелецкий, Закудемский. Территория нашего края входила в Берёзопольский стан, который включал прилегающие к Н.Новгороду земли и тянулся вдоль Оки вплоть до низовий Теши. Некоторые  исследователи, такие, как кандидат исторических наук А.Давыдова, полагают, что «станы» никогда не являлись административно-территориальными единицами в полном смысле этого слова, поскольку «были совокупностью известного количества населенных местностей и пустошей, не объединенных какой-либо организацией», т.е. были географическим понятием, так как  здесь отсутствует единый аппарат управления.

 Березопольский стан тянулся вдоль правых берегов рек Оки и Волги на запад от Н.Новгорода до Павлова, на юго-запад – практически до села Сосновского, а на восток – до устья реки Кудьмы. Восточную и юго-восточную границы Березополья определяла река  Шилекша,  на юге -  Сережа.

Основным из сохранившихся исторических источников, отражающим заселение территории  Сосновского района, является Нижегородская дозорная книга 1588г. государевым дворцовым бортным, оброчным и посопным селам и деревням. После "черемисских войн", прокатившихся по территории Нижегородского уезда,  возникла необходимость новой описи селений, чтобы определить масштабы разорения и установления размеров натуральных и денежных повинностей дворцовых крестьян государству.  Писец Василий Борисов и подьячий Третьяк Абрамов произвели описание уезда и составили дозорные книги. В этом источнике содержатся сведения о первых населенных пунктах, возникших на территории современного Сосновского района, об их занятиях бортничеством и земледелием, о размерах государственных повинностей, о последствиях нашествия черемисов.

Что представляла из себя сосновская округа в 1588году на основании Нижегородской дозорной книги? В. Борисов и Т.Абрамов выделяют несколько объединений  селений,  в которые входят непосредственно дворцовые, т.е. принадлежащие Дворцу  бортные села и деревни.

 А.Давыдова в  своей работе "Границы Нижегородского уезда в конце XVI-XVII вв. и их пространственные изменения"   пишет: "В 1588 году согласно данным Писцовой книги Василия Борисова (Нижегородской дозорной книги 1588г.), кроме станов, Нижегородский уезд включал в себя следующие, хорошо вычленяемые внутренние дворцовые административно-территориальные образования". Она выделяет следующие образования:   1.Объединение бортников, названные в источнике «бортными селами и деревнями», включавшими в себя население Нижегородского уезда, занимавшееся бортничеством, охотой и рыболовством и платившее оброки в казну. В нашей местности это были «Бортники Матюшевские». Позднее объединение «бортники Матюшевские» стало Матюшевской волостью.

2. Дворцовые села, к каждому из которых приписана собственная округа из деревень. У нас это "Село Сосновское с деревнями".

А. Давыдова выделяет еще и другие административно-территориальные образования, в том числе и "Дворцовое село Павлово с округой", но нас интересуют только сосновские селения.

В Нижегородской дозорной книге 1588г. упоминается 22 населенных пункта современного Сосновского района из них 1 село, 12 деревень и 9 пустошей.

Все они входили в Березопольский стан Нижегородского уезда и в состав двух  административных объединений:

 «Село Сосновское с деревнями» включало в себя  следующие селения.

Самое крупное из всех  населенных пунктов – село Сосновское, о котором в дозорной книге говорится так: «Село Сосновское, а в нём церковь Фрола и Лавра древяна, образы в ней и книги, и свечи, и сосуды приходные… И всего в Сосновском церковь да двор попов, двор пономарёв, место проскурницыно, да 5 келей, а в них живут нищие, питаютца от церкви божии… Да в селе ж 22 двора живущих, а людей в них 25 человек… да на льготе 2 двора ново ставят… Да в пусте в селе в Сосновском 14 мест, а дворы пожгла черемиса.». В церкви в это время служили "поп Федор, да пономарь Сенька..."

Как видим, до черемисской войны в Сосновском всего 36 дворов. После черемисских войн многие деревни в Нижегородском уезде опустели, поэтому правительство  предоставляло крестьянам земли на льготных условиях  для заведения хозяйства с целью привлечь сюда людей и заселить опустевшие селения, а также создать новые.  В селе Сосновском "на льготе двор ново ставит» Осташко Казаринов и  Меркуша Кузнец. В другом историческом источнике, « Отдельных отказных книгах», не раз встречаются имена сосновских бортников, участвующих в наделении   земельных владений новым помещикам: Третьяк Семенов, Кузьма Фролов, известный нам уже Меркурий Кузнец.

Здесь имеются сведения  и о  должностных лицах:  "десяцкий Проня Федоров и староста села Сосновского Михайло Микитин».  Десятский избирался  от каждого из десяти дворов, расположенных по соседству,  из  крепких домохозяев. Он  защищал  интересы крестьян  в вопросах о земельных наделах, о взаимопомощи,  улаживал семейные неурядицы. Староста  избирался всеми жителями села. Он  хранил  записанные постановления и решения, следил за порядком в селе, знакомил мир с постановлениями царского  правительства.В книгах такжеупоминаются  служители церкви 90-х годов XVIв. "государева бортного села Сосновского фроловский поп Филип Петров", а "писал отдельные и сыскные книги ...фроловский церковный дьячок Петруша Иванов".                                                                                                  

В дозорной книге встречаются  следующие деревни и пустоши, входившие в Сосновскую округу:

"д. Созоново Зименное Раменье на речке на  Шилекше...  И всего в живущем 9 дворов, а людей в них 13 человек". В отказных книгах  среди понятых при разделе земельных угодий участвовали 4 бортника "деревни Созоново". В 90-е годы деревня существовала. Но по данным А. Давыдовой д. Созоново вскоре  превратилась в пустошь, (вероятно, по причинам Смутного времени),  "но пустовала недолго - в 1614 г. ее отдали на "льготу"сроком на 5 лет крестьянину д. Федурино Стародубовского стана Муромского уезда Ивашке Самойлову". Как мы видим, деревня в 1614 г. опять  была заселена. Федурино в настоящее время находится в Вачском районе.

"д. Мокасова на речке на Угроме... И всего в деревне в Мокасове в живущем 4 дворы, а людей в них 6 человек". 

"пустошь Рылкова, что была деревня, а в ней 5 мест дворовых"

"Пустошь Пиялиное (предположительно, современное Пияичное), что была деревня, а в ней 14 мест дворовых"

"Пустошь Михалева, что была деревня" (Современное урочище Михаля)

"Пустошь Овдокимово, что была деревня"

"Пустошь Детково, а Глаткое то ж". Возможно, это бывшая деревня Гладкие Поля. В отказных книгах часто встречаются  "государевы крестьяне" деревни Гладких, участвующих при наделении помещиков землей в пустошах на речке Шилекше.

"И  всего село да 2 деревни живущих, да 5 пустошей".

А Давыдова в работе ... пишет, что со временем  состав сосновских  населенных пунктов практически не изменился, но произошли довольно серьезные перемены в их типах: одна из двух деревень, зафиксированных здесь в 1588 году, - «Созоново, Зименное Раменье тож» - превратилось позднее в пустошь, а старые пустоши 1588 года («Пустошь Детково, а Гладкое то ж и пустошь Михалева»)  восстановили свое население. В конце XVIвека  данное административное образование стало Сосновской волостью.

 Объединение «Бортники Матюшевские» в книге упоминается и как  "Матюшевская  волость". В 1588г. в него  входило большое количество селений современного Сосновского района и несколько деревень современных Вачского и  Навашинского районов. Я перечислю только сосновские деревни.

"Деревня  Шишева, а в ней бортники...И всего 5 дворов живущих, а людей в них то ж...да на льготе двор, а в нем человек..."

"Пустошь Лесунова,  что была деревня на реке на Сереже, а в ней  4 места дворов..."

"Деревня Золина на Кишемских верьхех, а в старых книгах та деревня впусте, а вней крестиан на льготе..." Перечисляются крестьяне, которые на льготных условиях ставят дворы в Золине. "И всего 14 дворов ново ставят, а людей в них 15 человек.".

"Пустошь Старое Золино Матренин Клин"

"Деревня Меледина  на Манстринги, а вней бортники...И всего в деревне Меледине в живущем 8 дворов, а людей в них то ж..."

"Деревня Панино на речке на Пери, а вней бортники...И всего в деревне в Панине 28 дворов, а людей в них то ж..." Как мы видим, из деревень наиболее крупной является Панино.  28 дворов.

  "Деревня Озерка на озере на Нижнем Раменье, а в ней бортники...И всего в деревне 3 дворы, а людей в них то ж..."                                                 "Деревня Рагозинина на реке на Купорье (современное Рагозино), а в ней бортники...всего в той деревне живущих, опричь льготчика 7 дворов, а людей в них 7 человек..."                                                             "Деревня Филюкова. а Мокшеево то ж на Зобинном на Раменьи, а в ней бортники...И всего 3 дворы живущих, а людей в них то ж, да на льготе 1 человек..." Кроме этого, "на льготе"  здесь один крестьянин, 2 места пустых.

 О  Матюшеве подробных сведений  нет. Можно предположить, что они просто не сохранилась.

Запись "И всего в Матюшевской волости 19 деревень живущих, да 12 пустошей..." дает возможность предположить, что Матюшево в 1588г. не было селом, т.е. там пока еще не было церкви. Позднее в исторических документах Матюшево упоминается как "Воскресенское Матюшево то ж". В Нижегородских отдельных отказных книгах 1596-1600гг. при наделении земель новым владельцам среди свидетелей мы встречаем: "на розделе были  Воскресенский игумен Еронтей, да поп Симеон Иванов, да поп Полуехт Иванов...А книгу писал Воскресенский дьячок Сенька Данилов..." В дальнейшем из документов мы узнаем имена дьячка Васьки Гаврилова, священника Осифа... Это говорит о том, что в 90-х годах XVIв. в  Матюшеве возник монастырь и был построен храм. Сам монастырь впервые упоминается  в платежных книгах 1608 года: "Воскресенского монастыря, что в Матюшеве..." 

 Территория  Матюшевской волости  простирались на юг до границы с лесами Арзамасского уезда, расположенными по реке Серёже.  Лесуново - первая деревня нашей  округи, возникшая в левобережье  реки   Серёжи, которая являлась  естественной границей между Нижегородским  и Арзамасским уездами. 

Все выше перечисленные селения являются дворцовыми.

В пользу дворца

Селения Сосновской округи являются дворцовыми. Само название «Нижегородская дозорная книга 1588г. государевым дворцовым бортным, оброчным и посопным селам и деревням» подтверждает это. Дворцовые крестьяне несли повинности в пользу дворца. Управлением дворцовых селений занимался ключник. Ключник контролировал по различным  вопросам дворцовые и оброчные земли, занимался сбором податей,  а также вершил  суд над подчиненными  ему  крестьянами и  разбирал их конфликты с другими  землевладельцами.  Должность ключника была «кормленой», т.е. он присваивал часть налогов для себя. В дозорной книге упоминаются имена ключников «Петра Дмитриева сына Девочкина да Юрья Матюнина», которые управляли нашей округой. В дозорной книге несколько раз встречается имя городового  приказщика Василия Юрлова. Кто же такой приказчик?

Это новая должность  местного управления в XVI в. Деятельность городовых приказчиков в Нижегородском крае  связана в первую очередь с городами и окологородными территориями… Они  осуществляли и контроль за состоянием землевладения на ближайшей к городу территории.  Березополье, где располагались  наши населенные пункты, в отличие от других территорий, находилось сравнительно близко к Н.Новгороду. Возможно, приказчик Василий Юрлов ведал устройством крестьян на свободных землях. Таким крестьянам давались льготы, они временно освобождались от налогов. Эту политику проводило российское правительство с целью активного заселения Нижегородского края.

В Нижегородских отдельных отказных книгах 1596-1600гг. упоминается городовой приказчик Филипп Воецкой: «…спрашивал городовой приказщик Филипп Воецкой про пустошь Захарово по челобитью немчина Анцешварта и ... пустошь Захарово отвёл немчину Анцешварту….»

Таким образом, городовые приказчики отводили землю служилым людям по указу царя и воеводы.

Имя Филиппа Воецкого упоминается много раз.

Воеводы из знатного рода

 С началом «царских» походов на Казань в управлении Нижегородским краем произошли существенные изменения. В это время функции гражданского управления, ранее присущие наместникам, были переданы городовым воеводам.  Их власть распространилась  на весь уезд.

Воеводы назначались царём, ими могли стать только лица знатного рода: бояре, стольники, окольничьи. В «Нижегородских отдельных отказных книгах 1596-1600г». упоминается имя воеводы Леонтия Ивановича Аксакова при царе Федоре Иоанновиче и Федора Андреевича Звенигородского  при царе Борисе Федоровиче Годунове, которые по «царской грамоте», т.е. по указу царя, должны контролировать раздачу земельных угодий служилым людям в Нижегородском уезде.

Следует отметить, что на юге Нижегородского уезда, на территории современного Сосновского района в то время кроме дворцовых, находились и владельческие, т.е.  принадлежащие помещикам, деревни и села.  Четкой границы между ними не существовало, они перемежались друг с другом.

Царские грамоты

Еще одним  важным источником по истории Сосновского района являются Царские грамоты о земельном пожаловании и крестьянах и  Нижегородские отдельные отказные книги 1596-1600 гг. , в которых упоминаются 27 селений современного Сосновского района. Датой их основания считаются 1596-1600гг. В Нижегородской дозорной книге 1588г. (поэтому датой основания всех этих селений считается 1588г.) описаны дворцовые села и деревни Нижегородского уезда, а в Царских грамотах и  Отдельных отказных книгах упоминаются, в основном, владельческие, которые передавались другим помещикам. Этот документ дает нам большую информацию о существующих тогда населенных пунктах,  их прежних и новых владельцах, о жителях этих деревень и сел. Мы можем сделать вывод, что в данный период происходит активное заселение территории нашей округи. Этому способствует  политика правительства, которое предоставляло льготы крестьянам для устройства на новых местах и отводило  земли служилым людям.

Во второй половине XVI века поместное жалование на территории Нижегородского уезда отводилось многим служилым людям, несшим службу в Казани, Свияжске и других крепостных и вновь построенных городах Среднего Поволжья.

 Некоторым из них отводились земли из  дворцовых владений, другим – старые помещичьи,  владельцев которых уже не было в живых.

 Распределение земель шло из центра от имени царя, и производили его нижегородские воеводские люди. При этом принимали участие свидетели в лице местных священников, дьячков, старост и крестьян "кто пригож". В документах некоторые населенные пункты не упоминаются, но встречаются имена свидетелей-крестьян из некоторых деревень. Это является подтверждением существования тех или иных селений на территории нашего края.  В царских грамотах о земельном пожаловании встречаются такие населенные пункты как деревня Студенец, которая в свое время была за Леонтием Кобылкиным, а теперь по приказу царя Федора Иоанновича передавалась Владимиру, Дмитрию и Никите Жедринским.                                                                                                         По просьбе помещика Мордвина Мощенского  поместье его отца в деревне  Малахово да в пустоши Максимово требовалось разделить   и  провести четкие межи между наделами ему и его братьям Андрею и Якову и двоюродным братьям Мартыну и Степану.  Каждому из них было определено в деревне Малахово "двор помещиков" и по два  крестьянских места. Если учитывать эти данные,  можно предположить, что Малахово состояло из 10 крестьянских дворов.

 Пустошь Лушниково (встречается и Лучниково) после смерти своих владельцев Онаньи и Ермолы Крохотиных и Семенки Мартынова передавалась "литве", т.е.  выходцам из Речи Посполитой, Василию Манышевскому по прозвищу "Головня" и Якову Рыкальскому.

 ДеревняПолянское (в документах Полянская), что была за Федором Забелиным, запустела,  "дворы пожгла черемиса", теперь  выделялась Фоме Жедринскому. Позднее в отказных книгах написано, что при наделении  свидетелями были крестьяне разных окрестных деревень, в том числе и деревни Сальково, которая некогда существовала в Сосновском районе. "СельцоНовинки" упоминается и в Царских грамотах, и в Отказных книгах. Из обоих источников видно, что оно  ранее принадлежало "чебоксарскому жильцу" Крестьянину (имя владельца) Елбузину, но, по свидетельству старожилов, Елбузина  не стало,  и поместье передалось Лукояну Дьяковскому. Что из себя представляло  село Новинки? Оно также разорено черемисами. В документах  говорится: "Сельцо Новинки на реке на Угроме , а в ней церковь Николы Чудотворца стоит без пенья...а людей в ней нет, пожжены от черемисских людей войны". "В сельце в Новинках ...дворище боярское пусто, да дворовых крестьянских 6 мест по обе речки Угромы, да место монастырское Николы Чюдотворца, да монастырских три места..." Здесь же упоминается, что при отделе были свидетели " Ивана Богуслова черный поп Арсений села Нисково". В нашем районе в настоящее время нет населенного пункта с таким названием.

Интересные сведения я нашла в статье уроженца д. М.Мартово Георгия Шикина "Та земля на свете свята, где родиться суждено" (газета "Павловский металлист", №138, 2012г.) Он пишет, что жители села Ниское, также пострадавшего от черемисских набегов, переселились в соседние, менее разоренные места. "Причем, они разобрали свою деревянную церковь, освященную во имя Иоанна Богослова, и перенесли ее в деревню Давыдково", а местность, где когда-то находилось село, называется Нисковское поле.

 

В Царских грамотах   при проведении межи упоминается "Микуленская земля", т.е. относящаяся к деревне Никулино, которая в то время также существовала. Кроме упомянутых сел в Царских грамотах встречается селище (место, где было село, сожженное дотла) "Бораново" (встречается и «Бараново»).  В отказных книгах  это уже "сельцо", земли вокруг которого были разделены между помещиками Юрием  Матюниным и Исламом Каировым (очевидно татарином). При разделе принимали участие свидетели, среди которых были сосновские крестьяне, а книги писал Барановской  "Покрова Пречистые церковный дьячок" Воинко Васильев. В дальнейшем при разделении суруловских земель книги писал, вероятно, его сын "церковный дьячок села Боранова Покрова святые Богородицы Самойлец Воинов сын..."                                                 

 Окулине Петровне Кречетниковой с сыновьями Лукьяном и Федором губной староста Петр Борисов разделил поместье отца  около деревни Настино. При этом  упоминаются деревни "Китрово" (Кипрово), Гривы,  Елизаровское поле.  

 Среди новых владельцев в нашей округе появлялись и иноземцы. Иностранцы - поляки, литовцы, шведы, немцы в  XVI  в. нанимались из числа приехавших в Россию на службу или набирались из пленных.

Деревня  Захарово из 4 дворов,  ранее принадлежавшая Василию Городецкому, после нашествия черемисов запустела. Василий умер, не оставив после себя ни жены, ни детей. Так вот эта пустошь Захарово была отдана немцу Анцешварту.

При наделении поместий Ивану Болоховскому и Илье Тишенкову участвовали бортники деревень Меледина, Золина, а также крестьянин деревни Богданова (встречается впервые).  Пустошь Леухово («Петровская Лысцова»), которая когда-то была деревней, при выяснении владельцев оказалась ничьей. В пустоши  "на усаде двор боярский да 10 дворищ пустых крестьянских...» В итоге её земля была поделена между несколькими помещиками. Источники свидетельствуют и о том, что в конце XVIв. деревня Боловино принадлежала помещику Никите Хохлову, а деревня Муханово – Дмитрию Жедринскому, которому относился  и жеребий в д. Студенец. Пустошь Стечкино, в которой "четыре дворища крестьянских, да пятое дворища бобыльское", т.е.  крестьянина без земли,  передавалась вдове Окулине Буйносовой и ее сыновьям.

 В документах есть информация о существовании двух деревень с названием Сурулово, находившихся по обе стороны оврага.  Большое старое Сурулово находилось со стороны деревни Созоново, было отдано в поместье Алексею Волненицину. Земли Малого  Сурулова граничили с землями д. Лачинова Федора Павлова, затем были соединены в одно его поместье. При разделе присутствовали свидетели - крестьяне деревни Лачинова, Созонова, Макасова, Салькова, села Нисково. Были здесь и жители таких деревень, как Давыдково, принадлежащего Василию Онучину, Виткулово, находящегося во владении Немчина Лавринова, да "деревни Мурдовски" современного Мордовского, относящегося в прошлом  к Стародубовской волости.

 Во время другого раздела суруловских земель принимали участие уже крестьяне других деревень. "А на отводе были тутошние окольные люди" деревни Искадьево помещика Ивана Сорокина, Сергейцева, принадлежащего, как и Виткулово,  Немчину Лавринову.   Деревня Малое Батманово (современное Батманово) отводилась нижегородцам Ивану и Гаврилу Костливцевым.

Село Пашигорево (на некоторых  страницах документов встречается и "Пашигрево", именно так местные  жители называют село до сих пор) также подверглось нападению черемисов, но полностью не было разрушено. В нем находилось 7 крестьянских дворов, 5 бобыльских "непашанных", 6 мест "пустых", "двор боярский пустой". В Спасо-Преображенской церкови  в то время служил священник Иван Авакумов. Недалеко на берегу речки Шилекша стояла мельница. Само село и земли вокруг него   принадлежали  нескольким владельцам:  Овдотье Путиловой,  Луке  и Замятне Путиловым, и еще были наделены Елизарию Жедринскому и Михаилу Бобоедову. Два дворища пустых принадлежали  "государю" Борису Федоровичу, на одном из них крестьянин Суря Семенов ставил двор. При разделе земель участвовал и крестьянин деревни Яковского, что принадлежала Владимиру Жедринскому, и уже известной нам дворцовой деревни Гладких.

На основе данных этих  исторических документов мы можем сделать вывод, что в конце XVI века территория современного Сосновского района была уже довольно плотно  заселена. Здесь упоминаются 45 сел и деревень, большинство тех, которые существуют в наше время. Я уверена, что некоторые населенные пункты того времени просто не зафиксированы в источниках. Кроме этого мы видим, что в данный период происходит еще более активное заселение территории  округи. Этому способствует и политика правительства, которое предоставляло льготы крестьянам для устройства на новых местах и отводило земли служилым людям.

О росте населения и увеличении распаханных земель в дозорной книге мы находим и такое подтверждение. Описав состояние дел в той или иной местности, писец Василий Борисов и подьячий Третьяк Абрамов обращаются к данным переписи Петра Бурунова 1578г., отмечая рост числа крестьян и площади обработанной земли. «А до черемисской войны по Петровым книгам Бурунова в Матюшевской волости было в живущем 40 вытей… и прибыло по новому письму перед Петровыми книгами испуста в живущее 9 вытей без полутрети…».  Наличие починков также означает расширение осваиваемых земель.

Но самое главное, на что я бы хотела обратить внимание, то, что первые селения современного Сосновского района возникли  задолго до 1588 г. и уже не раз подвергались переписи. Упомянутая перепись Петра Бурунова проводилась в  1578 году. В это время деревни и села Сосновской округи уже существовали. В отдельных отказных книгах упоминаются разметки земель, произведенные в разных частях Григорием Заболоцким. Григорий Заболоцкий описывал Нижегородский уезд в 1565году. Это свидетельствует о том, что наша территория осваивалась уже тогда.

Прикрепление к земле

Следует отметить, что заселению еще не подверглась южная часть Засережья. Там находилась единственная деревня Лесуново. Но это не значит, что засережские леса были необитаемы. Документы свидетельствуют о наличии сенокосных угодий, бортных ухожеях  за рекой  Сережей, бобровых гонах на реке.  После церковной реформы середины XVII в наши леса явились удобным прибежищем огромной массе старообрядцев, которые осели в деревнях Панинской округи, Шишове, Крутых, Бочихе, основали деревни Венец, Вилейку, Саваслейку, Бобровку, Старую Пустынь.  

На основании Нижегородских отдельных отказных книг мы можем  сделать главный вывод: вместе с наделением служилых людей землей происходит прикрепление крестьян к земле, начинает оформляться крепостное право в нашем крае. В середине XVII века поменялись и владельцы местных сел и деревень. Это были не те мелкие помещики, владевшие небольшими "жеребьями" и горсткой крестьян, плативших им оброк. Вся Матюшевская волость в1646 году была пожалована царем Алексеем Михайловичем одному из представителей большого рода князей Черкасских,  Дмитрию Мастрюковичу.  Созоново и Макасово перешли во владение княгине Татьяне Шендяковой и ее сыну Борису, а Сосновское -  стольнику Борису Пашееву. В середине XVIII  в нашей округе появился новый хозяин – граф Петр Борисович Шереметев, потомки которого долгое время владели вотчинами, включавшими в себя большинство местных селений.

  Последствия черемисской войны.

В Нижегородской дозорной книге 1588 г. и в Нижегородских отдельных отказных  книгах 1596-1600 гг. среди селений встречается много пустошей, а в селах и деревнях – пустые дворовые места. О причинах этого явления говорится в этих  документах – это черемисская война. Черемисская война (или черемисский бунт) это одна из трёх войн черемисского населения против Московского правительства, спровоцированных и поддерживаемых крымскими татарами, которые имели место в XVI в. По территории нашего края прокатилась третья черемисская война. Она началась в 1581 г. и была вызвана чисто экономическими причинами: русские власти резко повысили уровень ясака, и, в первую очередь, на пушнину. Местное население, помнящее наказ «ясак имати, аки прежние цари имали», недовольные повышением сбора,  начали активную борьбу.

Дозорная книга и отдельные отказные книги хорошо отражают  последствия этого трагического события.

В результате восставшими было уничтожено много населенных пунктов, а жители (можно предположить) были убиты или ушли в леса. Именно после черемисской войны, причинившей большое разорение местному населению, возникла необходимость производства дозора и составления дозорной книги 1588 года.

По данным книги мы можем проследить ущерб, нанесенный бунтом, а также и продвижение восставших по территории современного Сосновского района. Очевидно, отряды черемисов двигались с юга, левобережья Сережи.  Первым селением,  подвергшимся нападению, было Лесуново, на месте которого по данным книги мы находим «Пустошь Лесунова, что была деревня на реке на Серёже, а в ней 4 места дворов, пашни перелогом и лесом ростёт…» Далее на пути восставших встретилось Рыльково. «Пустошь Рылково, что была деревня, а в ней пять мест  дворов…» … Пустошь Михалёво, что была деревня… Пустошь Овдокимово, что была деревня… Пустошь Стечкино. Сосновское также пострадало от нашествий. Об этом в книге говорится так: «…Да в пустее в селе в Сосновском 14 мест, дворы пожгла черемиса…». Большинство деревень возродились, а некоторые так и не появились вновь на карте. Мы не встречаем в районе в наше время деревень с названиями Михалево, Низкое.  Кстати, недалеко от Сосновского есть урочище Михаля – видимо, здесь и находилась до черемисского бунта деревня Михалево.

В Нижегородских отдельных отказных книгах мы находим следующие данные: селище Бораново (селище-это место, где находилось село, сгоревшее дотла), пустошь Захарово, пустошь Лучниково (Лушниково), пустошь Полянское, пустошь Сальково, Низкое Грудцино, пустошь Сурулово», «…сельцо Новинки на реке на Угроме, а в ней церковь Николы Чудотворца стоит без пенья… а дворов в ней нет, пожжены от черемисских людей войны»…  видим, что от Сосновского отряды черемисов разделились на две части, одна двинулась в направлении на северо-восток,  уничтожив на своем пути Бараново, Захарово, Новинки, Сурулово, Лушниково, Полянское и др. Другие отряды двинулись  на север, уничтожив на своём пути Леухово, Чернеево, Лаптево, пустоши остались вокруг Павлова. Павлово  восставшие не взяли, т.к. острог охранялся стрельцами. Но селения вокруг Давыдова превратились в пустоши. Затем восставшие переправились через Оку и уничтожили Тумботино и ближайшие к нему  деревни.

 Как  мы видим, Сосновская округа  сильно была разорена  черемисами. По данным дозорной книги, в Сосновском и прилегающих к нему деревнях «… а впусте в селе и в деревнях и в пустошах 33 места дворовых, а дворы пожгла черемиса… да лесом поросло добрые земли 77 вытей…». В Матюшевской волости вместо селений осталось  12 пустошей.                                        Черемисская война – это единственная война, боевые действия которой происходили на территории современного Сосновского района, и пострадали молодые  тогда еще селения, состоявшие из 3-5-10 дворов.

Развитие хозяйства в конце XVI века

Нижегородские документы  XVI в. являются уникальными источниками, дающими яркую картину социально-экономического развития нашего края.

Название дозорной книги: «Нижегородская дозорная книга государевым дворцовым бортным, оброчным и посопным селам и деревням» – говорит нам, что в переписанных здесь населенных пунктах жители занимались бортничеством, хлебопашеством и несли повинности в виде оброка своему владельцу – дворцу. Содержание книги также дает нам подробное описание хозяйства местных жителей.

  Проанализировав сведения  данных исторических документов, я  представила следующую картину  социально-экономического развития нашего края во второй половине  XVI века.                                                                                        Итак, мы видим, что во всех селениях живут бортники, т.е. одним из главных занятий их было бортничество. Этому способствовало обилие меда в наших лесах. Государство отводило в лесах участки – «бортные ухожаи», которые передавало бортникам-пчеловодам в оброчное содержание. Они   обязаны были «ежегодно платить по 1 пуду меда в срок на Семенов день (1 сентября), пчел разводить вновь и заботиться о новоделье, на перевод не пустошить пчел, в чужые бортные участки не ходить, лесу дельного (т.е. строевого) не ронять, сторонних людей в лес не пускать». Договор заключался письменный, при свидетелях; в случае гибели в лесу бортных деревьев с бортников взималась большая пеня.  В переписной книге 1614 года, есть такое свидетельство:

«Сосновские ж бортники ходят в лес бортной Филисовской и Пироговской ухожей за речкою за Шилекшей и за рекою Сережею…». Но все же главной отраслью сельского хозяйства являлось земледелие. В Нижегородских документах можно найти подробные сведения о самом занятии, методах земледельческой культуры, о том, что выращивали крестьяне нашей местности.

    Как известно, территория нашего района была покрыта лесами. А метод очистки земли от леса был единственный – подсечный.

 В Нижегородских отдельных отказных книгах встречается, что  в деревне Малахове  « … И братья де его Ондрей да Яков, да Мартын, да Степан пашню пашут, сено косят и лес секут…»  Расчистка леса способствовала увеличению посевных площадей. В документах при описании почти всех населенных пунктов упоминается слово «перелог».

  Это подчеркивает, что в крае существовала ещё и переложная система земледелия.

  После истощения почвы пашня забрасывалась. Иногда забрасывалась насовсем и зарастала лесом « пашня перелогом лесом растёт…» Иногда лет через 8-10 крестьяне возвращались к бывшим полям, если они зарастали кустарником, то его выдирили, и распахивали. Вторичная обработка поля называлась «дор» от слова «драть». В нашем районе есть деревня «Драчово», название которой   произошло от такого вида обработки земли.  Стала применяться и трёх- или двухпольная система.

В Нижегородских отдельных отказных книгах:

 « В сельце Баранове … в едином поле с валовые межи…и та земля и половина и полтора поля посеяна рожью… а другая половина земли поля спахана под ярь…». Мы видим, что  упоминаются поля, засеянные рожью – озимое, яровое поле и «паренина», т.е. паровое поле.

  В документах упоминаются и зерновые культуры, которые выращивались на полях: в Сосновском селе с деревнями «земли давали 3 живущих по 9 чети ржи, по 9 овса…». Другие культуры не упоминаются.

  Оброк сосновских крестьян

 Дворцовые крестьяне платили оброк царским ключникам в Н.Новгород. Единицей налогового обложения являлась четверть (или четь), которая составляла полдесятины (десятина – 1,09 га). Но в документах мы повсеместно  встречаем  и слово «выть». Выть - мера площади, равная 10 четвертей доброй, 12 средней, 14 худой земли.

   Около 1551 г. был составлен единый писцовый наказ, писцы стали измерять владения в общегосударственной налоговой единице «сохе», с которой соизмерялась старая единица – выть. «Соха» также упоминается в Нижегородской дозорной книге:

 «…Да в той же Матюшевской волости…  сошного письма в живущем полсохи и пол-чети и пол-пол-трети сохи… на выть положено пашни добрые земли по 10 чети, а средние по 12 четей…»

  Оброк состоял из зерна ( «посопного хлеба»), который измерялся четвертями («четями»),  мерой сыпучих тел. Имел место и денежный оброк, кроме этого, крестьяне платили налоги деньгами на строительство крепостей  и ямское (почтовое) дело.

 «С выти по 9 четей ржи да по 9 чети овса, а денежные доходы, данные на ямские деньги за городовое дело…»

  И, как я говорила ранее, бортники платили оброк медом 1 пуд в год.

Кроме описания земельных владений, описывается сено в копнах и покосы, которые  служили основной кормовой базой для домашнего скота.

 Сено косили на лугах, а иногда расчищали и лес под покосы.  Жители  лесной местности занимались звероловством, охотой,  рыболовством и собирательством. В лесах водились белки,  куницы, на реках строили плотины бобры.   Сережа долгое время была местом обитания бобра. Сосновским бортникам принадлежали бобровые гоны на реке Сереже, за которые они платили оброк два  карих бобра или рубль деньгами.

Лесные массивы притягивали к себе русских людей не только тем, что их можно было расчистить под пашенные земли, но и своим богатством: дичью и бортными местами. Это создавало условия для выживания  в новой местности.

Но процесс заселения нашего края был очень длительным. Он сопровождался множеством трудностей. Причинами тому были постоянные набеги кочевников и «черемисская война», которые разорили
множество только что появившихся селений.  На войне погибло много людей, пашни было некому возделывать, и они пришли в запустение.

Людям, восстанавливающим  деревни на пустошах, приходилось начинать все с начала.

Расширению границ русского государства способствовал поход Ивана Грозного, благодаря которому в состав страны вошли новые свободные земли, были основаны крепости  и засечные линии, способствовавшие укреплению безопасности России. Все это дает нам право утверждать, что Сосновский край стал осваиваться русскими именно в 16 веке.


Кол-во просмотров (6506)Добавить в закладки

пнвтсрчтптсбвс
   01020304
05060708091011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
    
2019 Август



Гидрометцентр России


  Архив публикаций  
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010