СВ
Сосновский вестник
интернет-версия
общественно-политической
газеты
Сосновского района
БУДЕМ ВМЕСТЕ!
ПОЛЕЗНАЯ ГАЗЕТА
ЛЮБИМЫЙ ЧИТАТЕЛЬ
РОДНОЙ РАЙОН
Главная страница      Опросы Фотогалерея Гостевая книга Реклама на страницах "СВ" Подписка Редакция

Публикации


Экономика

Сельские вести

Мы - сосновчане

Культура и спорт

Благоустройство

На пути к вере

Сосновый край

Местное время

Социальный аспект

82 года районной газете

Образование

Литературная страница

72 года Великой Победы

Пульс губернии

Экология

Реклама на страницах "СВ"


описание раздела Новости (публикации)

Дата публикации: 04.08.17 11:15 | Сосновый край

Там, где лес шумит...

Даже из названия поселка ясно, что наш край богат лесными ресурсами. Действительно, лесов в районе много. И леса эти поистине уникальные, среди них множество памятников природы и даже заказник, хотя пока и проектируемый. Сегодня среди населения бытует мнение о том, что все леса уже выпилили  и нормальных больше не осталось. Как нам известно со школы, срубить дерево можно за минуту, а растить его нужно сто лет. Так что же, неужели правда, что в нашем районе больше нет хороших лесов и потомкам своим мы оставим одно название от некогда богатого лесом края? Чтобы разобраться в этом вопросе, нужно заглянуть в историю хозяйственного освоения лесов района.

Первые лесоустроительные работы на территории нашего района были проведены в годы первой пятилетки, начиная с 1929 года. Было выявлено, что большую часть лесов составляют спелые леса – более сорока процентов. Однако состояние лесного фонда было в те годы неудовлетворительным вследствие  их значительной захламленности, низкой производительности и недостаточной охраны от пожаров и вредителей.  В том же году было принято «Положение  о советских лесных хозяйствах – лесхозах и леспромхозах».

На первом этапе на территории Горьковской области было создано 28 лесхозов. Территория Сосновских лесов была отнесена к Павловскому лесхозу и Мухтоловскому лесхозам.  Остро стоял вопрос повышения производительности лесов. В 1935 году размер рубки в лесах области примерно вдвое превышал размер годичного прироста лесов. Низкая производительность лесов была связана с нерациональным проведением рубок спелых лесов и отсутствием рубок промежуточного пользования – рубок ухода. Так же плохо  обстояли дела и с лесовосстановлением. Данные работы проводились примерно в половину от требуемого.

 В 1945 году был создан Сосновский лесхоз. Ситуация с вырубкой леса в послевоенные годы сильно не изменилась, превышение расчетной лесосеки по спелым хвойным лесам доходило по пятидесяти процентов, а по некоторым лесам и вдвое. Общий объем заготовки древесины по области с 1946 по 1951 год вырос с семи до девятнадцати миллионов кубометров. Только в шестидесятых годах заготовка древесины стабилизировалась и стала составлять примерно 9  миллионов кубометров ежегодно.

В семидесятые большое внимание было уделено лесовосстановлению. Площадь фонда лесовосстановления только за десять лет с 1973 по 1983 год сократилась в шесть раз.

Такие серьезные изменения в лесах нашего края  имеют последствия и сегодня. Нам посчастливилось пообщаться с очевидцем и непосредственным участником  многих событий в лесном хозяйстве района тех лет.

Нашим собеседником стал  заслуженный лесовод РСФСР – Калинцев Анатолий Иванович, проработавший в лесной отрасли сорок шесть лет,   двадцать пять из них он возглавлял Сосновский лесхоз. Ему есть что рассказать о работе лесного хозяйства в послевоенные годы и до сегодняшнего времени.

- Анатолий Иванович, многие считают, что раньше работа системы лесного хозяйства была выстроена более рационально и позволяла лесникам эффективнее охранять и восстанавливать леса. Поэтому в районе было больше лесов?

- Да, я считаю, что советская система управления лесным хозяйством была более эффективной, нежели сегодня. Она позволяла лесникам вести хозяйство грамотно и бережливо, удовлетворяя при этом потребности в древесине всего населения района. Сейчас лесом пользуются в основном арендаторы, а людям древесина положена только на бумаге, и чтобы выписать машину дров, нужно столько собрать бумаг, что становится легче ее купить. По моему мнению, это в корне неправильно. Люди должно иметь возможность заготавливать древесину для себя. К тому же существовавшая раньше система мелкого отпуска древесины, позволяла своевременно проводить очистку лесов от сухостоя, ветровала и бурелома.

- Расскажите, пожалуйста, подробнее нашим читателям о советской модели организации лесного хозяйства.

- Я возглавил Сосновский лесхоз в 1974 году, в разгар так называемого застоя. До этого около 20 лет проработал в лесном хозяйстве, от объездчика до лесничего. Профессию лесника выбрал в детстве, старался постичь все ее премудрости. В это время у меня в штате трудилось более 300 человек. Весь лесхоз разделялся на две части: государственную лесную охрану и хозрасчетное отделение. Штат государственной лесной охраны был около 60 человек, на каждое из пяти лесничеств был лесничий, помощник лесничего, два-три мастера леса и около десяти лесников, закрепленных каждый за своим обходом, площадью не менее 1000 гектаров. В своем обходе лесник знал каждый куст. Главной задачей лесника была охрана лесов от пожаров и браконьеров, восстановление лесов и уход за ними. За своими лесами каждый следил неустанно, а руководители высшего звена лесхоза дважды в год, весной и осенью, проводили ревизии обходов каждого лесника.  Дисциплина была строгая, и в лесу всегда был полный порядок.

Другая часть работников лесхоза занималась выполнением плана по выпуску товаров народного потребления. Выпускали разнообразную продукцию: от метлы и веника до точеных изделий и различной тары. Вся продукция была востребована совхозами, заводами и другими предприятиями как нашей, так и соседних областей.

- Каким образом формировался лесной доход государства?

- Вся древесина от рубок спелых лесов, а это около 50 тысяч куб.м, ежегодно распределялась по фондам между сельсоветами, сельскохозяйственными и промышленными предприятиями района. Подготовка лесосечного фонда производилась за два года до начала рубки нашими лесничими. После утверждения фондов предприятия могли обращаться в лесхоз, и после оплаты стоимости древесины им выписывался лесорубочный билет. На фонды сельсоветов по их заявлению также выписывался лесорубочный билет, но эта древесина предназначалась для населения. Любой желающий обращался с просьбой о предоставлении ему древесины, которая выделялась из фондов сельсовета. Рубка леса в таких делянках разрешалась только после оплаты гражданином попенной платы и выписки ему ордера на мелкий отпуск древесины на корню. Мелкий отпуск сухостойных деревьев производился без выписки лесорубочного билета, каждый лесник сам выявлял усохшие деревья, далее выписывался ордер на заготовку местному населению, и происходило их выпиливание.  За правильностью отпуска древесины следили лесники, каждый в своем обходе, для них выписывалось распоряжение о выделении соответствующего количества древесины тому или иному лицу.

 Баловства в лесу не было, каждый понимал свою ответственность, если приходилось отпускать лес из одной делянки одновременно большому количеству людей, то тянули жребий, кому первому, чтобы не было обиды. За древесиной обращались почти все жители района, газа тогда не было, поэтому и на отопление и строительство лес населению выделялся. А все платежи от этого шли в бюджет государства.

- А финансирование на текущую деятельность лесхоза шло из бюджета?

         - Из бюджета направлялись только средства на выполнение узкого перечня лесохозяйственных работ, таких как посадка леса, уход за молодняками, противопожарное устройство. Большую часть необходимых средств лесхоз зарабатывал самостоятельно.

- Каким образом лесхоз зарабатывал средства на ведение своей деятельности, если вся древесина распределялась населению и предприятиям?

- Помимо рубок спелых лесов, нами проводились рубки ухода – это рубки деревьев в возрасте от 20 до 60 лет, ежегодно около десяти тысяч куб.м, древесина от которых направлялась в наши цеха для переработки.  Как я говорил ранее, перечень продукции был широкий, круглый лес и доски продавали мало, в основном выпускали готовые изделия. Помимо изделий из древесины, мы изготавливали веники, метлы, мочало, продукцию пчеловодства,  продавали мох и другую недревесную лесную продукцию. 

- До какого времени существовала эта модель,  и почему, как вы считаете, произошло реформирование лесной отрасли?

- Я ушел из лесхоза в 2000 году, а Сосновский лесхоз с незначительными изменениями просуществовал до конца 2007 года. Хотя Лесным кодексом1997 года уже была предусмотрена передача лесов в аренду и проведение аукционов по продаже леса, но в целом старая система устройства лесхоза продолжала работать. С выходом нового Лесного кодекса 2006 года, в лесхозах произошли серьезные изменения. Из них были выделены специалисты высшего звена управления, бывшие лесничие, главные лесничие и директора лесхозов. Из их числа были созданы сегодняшние районные лесничества, сотрудники которых имеют статус государственных служащих, и выполняют они исключительно контрольные функции.  Финансируется их деятельность из федерального и областного бюджетов.  Леса  стали массово передаваться в аренду, в надежде на то, что арендаторы станут выполнять все лесные работы и платить в бюджет деньги за весь объем древесины, который им полагается ежегодно. По договорам аренды были предусмотрены ежемесячные платежи без учета фактически освоенного арендаторами леса. Теперь для заготовки леса стала подаваться лесная декларация, представляющая собой заявление арендатора о месте, объеме и времени планируемой заготовки древесины. В рамках договора аренды разрабатывался Проект освоения лесов на десять лет, по которому и происходила дальнейшая вырубка.

 - Что стало с другими работниками лесхозов, не вошедших в штат районных лесничеств?

 - В нашем районе произошло разделение лесхоза на две части. Еще в 2006 году всеми работниками Сосновского лесхоза было создано ОАО «Сосновский лес», ставшее на десять лет крупнейшим арендатором леса в районе. В 2008 году произошло фактическое разделение Сосновского лесхоза, в результате чего многие работники были переведены на работу в ЗАО «Сосновский лес», а оставшаяся часть Сосновского лесхоза имела возможность осуществлять работы только в части Селитьбенского и Барановского лесничеств. В таком виде лесхоз просуществовал около полутора лет, но, не имея бюджетного финансирования и ресурсной базы, он обанкротился и был ликвидирован.

- Как я понимаю, основной целью реформирования лесного хозяйства было увеличение лесного дохода за счет платежей арендаторами за весь объем, подлежащий вырубке, независимо от того, срублен он или нет, и выполнение ими всего комплекса лесохозяйственных работ за счет собственных средств. По вашему мнению, удалось этого достичь или нет?

- Однозначно нет. Поступления в бюджет от арендаторов леса на первом этапе были сопоставимы с тем, что давал лесхоз.  Но случившийся в конце 2008 года финансовый кризис резко снизил спрос на их продукцию, которая, в основном, состояла из круглого леса и доски. Наладить глубокую переработку никому из них не удалось, да они к этому и не стремились.

Решая вопросы о помощи лесным арендаторам, в 2009 году принимались решения о снижении арендной платы до уровня фактической заготовки древесины, но и они не были реализованы. Поэтому арендаторы быстро накопили огромные долги.

С 2010 года спрос на лесную продукцию начал появляться, но пожары, бушевавшие с весны до осени, отняли у арендаторов все время, заготовку древесины производить было запрещено, поэтому много леса осталось не освоено. А арендная плата начислялась исправно.

Эти примеры говорят о том, что новая модель лесного хозяйства жизнеспособна только в условиях экономического роста, но не готова к периодам спада и к чрезвычайным ситуациям, вызванными стихийными бедствиями. И дело не только в желании арендаторов «набить деньгами карманы». Просто, когда идет оплата за каждую делянку, до начала ее заготовки, можно прогнозировать затраты и прибыли. А когда идут постоянные начисления платы, при отсутствии возможности заготовить древесину или сбыть свою продукцию, то арендатор, несомненно, несет огромные расходы, невосполнимые в будущем. Я считаю, что в таких случаях должно включаться государственное регулирование. А новая модель лесного хозяйства подразумевает все изменения в заготовке древесины и начислении арендной платы только через внесение изменений в Проект освоения лесов, который составляется на десять лет исходя из характеристики лесного участка и не может быть изменен в кратчайший срок.

- Получается, что от реформы лесной отрасли никто не выиграл?

- Я думаю, что многие арендаторы, имеющие производственные мощности и не затронутые стихийными бедствиями, смогли все же выстроить правильную работу, наладили выполнение всех лесохозяйственных работ, обеспечили поступление платежей в бюджет и наладили выпуск конкурентоспособной продукции. Но впереди их ждал еще один сюрприз.

Новым Лесным кодексом не было предусмотрено продление договоров аренды. Соответствующие поправки в него вступили в силу только в 2017 году, поэтому большое число арендаторов, чьи договоры были заключены на срок до десяти лет, оказались за бортом лесного бизнеса. Старые договоры с ними прекратили срок действия, а для заключения новых необходимо проводить аукционы, победить в которых может кто угодно. Такие условия для многих людей, вложивших огромные деньги в развитие производства и инфраструктуру лесных участков, оказались неприемлемы. Поэтому многие лесные арендаторы попросту прекратили свое существование.  Таковым и стал ЗАО «Сосновский лес». Вот так прервалась цепочка традиций  и поколений работников лесного хозяйства Сосновского района.

Конечно, в лесничестве остались еще те, кто работал в старом лесхозе, но они, к сожалению, уже около десяти лет сами не занимаются выполнением работ в лесу, а для лесовода очень важно руками прочувствовать весь процесс - от маленького семени до огромного векового дерева. Приказать всегда легче, чем сделать. А лес - он живой организм, и к нему нужно относиться с уважением. Иногда в рамки закона не все вписано, и тогда лесной инспектор должен принять решения исходя из пользы для леса, а для этого нужно очень сильно любить его  и понимать, как в нем все устроено. А это приходит с километрами, пройденными по лесному бездорожью, часами, проведенными  наедине с природой, тысячами сеянцев, посаженных вручную. А потом идешь по лесу и видишь, как твои сеянцы дружно тянутся к небу своими кудрявыми макушками, вот тогда и начинаешь понимать предназначение лесовода.

- Каким вы видите будущее лесного хозяйства?

- Я считаю, было бы правильным, насколько это возможно, вернуться к старой модели организации лесного хозяйства. Необходимо создание предприятий, подобных лесхозам, которые хорошо себя зарекомендовали. Лесоводы помимо своей основной работы должны иметь возможность использовать леса для заготовки древесины, потому что лучше их с этой задачей никто не справится. Конечно, необходимо организовать и реализацию древесины местным предпринимателям, в этой отрасли сейчас занято очень много наших земляков. И главное, необходимо вернуть простым людям возможность заготавливать лес для собственных нужд. Ну не дело это, когда лес под боком, в котором полно сухостоя, а люди покупают дрова из соседнего района.  Когда каждый будет чувствовать свою потребность в лесе, тогда и сменится этот негатив, который сейчас исходит от большинства.

Сейчас на каждом углу говорят, что весь лес в районе вырубили и продали, а в действительности это не так. Лес - это такой ресурс, который постоянно возобновляется, а то, что сейчас в его структуре больше молодняков и средневозрастных насаждений, а не спелых и перестойных, то это не результат работы арендаторов в последние десять лет – это результат больших вырубок в послевоенные годы, массовой гибели лесов при пожаре 1972 года и другие факторы. Сейчас нужно думать не об этом, а о том, как рационально пользоваться имеющимися запасами, которых у нас достаточно и для работы предпринимателей, и для населения.

Спасибо Вам, Анатолий Иванович, за подробный рассказ о прошлом настоящем и будущем лесного хозяйства.

Как мы видим, мнение о том, что у нас в районе вырублены все леса - не более чем миф. Просто на сегодняшний момент преобладают насаждения в возрасте от двадцати до шестидесяти лет. Однако это наиболее продуктивные леса. Сегодня прирост древесины более чем вдвое превышает размер ежегодной рубки, которая постепенно снижается за счет уменьшения площади спелых и перестойных лесов. Главным образом спелые леса остались в защитных лесах, природных памятниках и других особо охраняемых природных территориях, площадь которых на сегодня около пятидесяти процентов от общей площади лесов. Преобладают выборочные рубки, которые не наносят ущерба природоохранным свойствам леса. Доля хвойных сосновых лесов увеличивается год от года.

Поэтому можно с уверенностью сказать, что у наших лесов есть будущее и нашим потомкам мы оставим после себя шумящие могучими кронами сосновые боры, от которых и пошло название нашего любимого края.

Иван Меньшов

Фото А. Вязниковой


Кол-во просмотров (925)Добавить в закладки

пнвтсрчтптсбвс
    010203
04050607080910
11121314151617
18192021222324
25262728   
    
2019 Февраль



Гидрометцентр России


  Архив публикаций  
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010